Арсенал Мастера - интернет магазин профессионального инструмента

Cтавка на деревянное малоэтажное домостроение

Интересная статья вышла в мае 2016 года в журнале "Эксперт", рассмотрены аспекты деревянного малоэтажного строительства, исторические параллели, статистические данные, как обстоят дела в мире и какие планы нашего правительства, приводим ее текст полностью:


В правительстве озаботились развитием деревянного малоэтажного домостроения. Вполне возможно, что уже с 2017 года у нас наметится коренной перелом на строительном рынке.

За годы советской власти и постсоветские годы сложилось так, что основой жилищного фонда нашей страны стали кирпичные или железобетонные многоквартирные многоэтажки. Многоэтажная многоквартирная застройка встречается даже в сельских населенных пунктах. Рядом многоэтажек устремился в небо и новопостроенный для космодрома Восточный город Циолковский в Амурской области.

Такая строительная политика была бы оправданна при дефиците ресурсов и высокой плотности населения. Но в самой большой стране мира, обладающей четвертью всех мировых лесных ресурсов, это выглядит странно.

Однако есть шанс, что скоро все может измениться. Правительство России намерено сделать ставку на деревянное малоэтажное домостроение.

В правительстве озаботились развитием деревянного малоэтажного домостроения.

Заместитель председателя правительства России Александр Хлопонин отмечает: «Мы же живем в России, хватит в небо лезть. Даже иностранцы удивляются: мы-то в небо лезем, небоскребы строим, потому что у нас территории не хватает. А у России столько территории, а мы все небоскребы строим. А ведь это дороже, с точки зрения сопутствующей инфраструктуры это ужасно».

По словам вице-премьера, стимулировать развитие деревянного домостроения в России на начальном этапе станет государственный заказ в рамках существующих программ, таких как снос ветхого аварийного жилья, строительство детских дошкольных учреждений, объектов здравоохранения.

«Как сгорит все, у нас сразу появляются эффективные проекты, по которым государство из федерального бюджета платит колоссальные деньги, и восстанавливаем жилье. И оно все почему-то деревянное. И все нормально. Все проекты оказываются эффективнее, чем кирпичное домостроение или железобетонное. Почему мы не можем уже сейчас вместо ветхого аварийного жилья утвердить набор проектов деревянного домостроения и просто строить эти дома? Надо сделать так, чтобы строители, производители, что работают с деревом, могли нам предложить типовые проекты. Чтобы они соответствовали по цене и качеству своим конкурентам. Как это сделать? На 2017 год есть объем государственного заказа, и мы ставим перед собой задачу, чтобы уже на 2017 год отдать часть заказа нашим представителям деревянного домостроения», — говорит Александр Хлопонин.

 

Деревянный дом


К деревянному домостроению относится возведение объектов из бревен и бруса различной степени обработки. Простейший способ строительства — из обычного бревна. Наиболее ценится специалистами традиционная ручная рубка. Построенные с ее использованием строения считаются более долговечными, поскольку здесь бревна сохраняют заболонь — защитный слой, предохраняющий их от излишнего увлажнения.

Более эстетичным считается строительство из оцилиндрованного бревна, подогнанного под стандартные размеры. Но здесь требуется больше усилий для обслуживания сооружения, предохранения бревен от гниения.

При брусовом строительстве материалу придается заданный профиль, улучшающий стыковку брусов между собой. Здесь также возможны два варианта. Это может быть использование цельного бруса, производимого посредством обтачивания бревна с четырех сторон. Или же берется клееный брус, состоящий из склеенных между собой дощечек — ламелей. Такой способ строительства набирает в России популярность при строительстве загородных элитных объектов, но вряд ли станет основой деревянного домостроения, поскольку проигрывает по цене — ведь «коробка» из клееного бруса обходится дороже кирпичной или бетонной.

Деревянное строительство, вне зависимости от его разновидности, имеет ряд преимуществ:

  • Во-первых, это чрезвычайная быстрота стройки.

  • Во-вторых, за счет своей гибкости и эластичности дерево является более сейсмоустойчивым материалом, чем бетон. При ударных нагрузках оно прогибается и возвращается на исходную позицию, в отличие от железобетона, который обрушается.

  • Дерево обладает низкой теплопроводностью, что позволяет деревянной стене толщиной 45 см удерживать такое же количество тепла, как кирпичной кладке в два метра.

  • При соблюдении требований технологии заготовки древесины, строительства, эксплуатации жизненный цикл деревянного сооружения может достигать 150–200 лет, а при определенных обстоятельствах и больше. Например, до сих пор стоят трехвековые деревянные церкви на Русском Севере вроде легендарного комплекса в Кижах.

  • Кроме того, за счет меньшего удельного веса (почти в три раза по сравнению с кирпичом) деревянное строительство может экономить на фундаменте.

Словом, преимуществ у дерева как строительного материала довольно много.

И в мире этим активно пользуются. В США древесина используется в качестве основного конструкционного материала при постройке 95% новых домов, в Канаде — 83%, в Швеции — 78%. Даже в Японии, казалось бы, перенаселенной и страдающей от дефицита леса, на дерево приходится 43% нового строительства.

Отдельно стоит упомянуть Финляндию, где государственная власть и представители промышленности прикладывали большие усилия для продвижения дерева в качестве строительного материала. Были разработаны различные государственные программы по всевозможным направлениям развития деревянного домостроения, а также многочисленные подпрограммы. В процессе были пересмотрены противопожарные нормы и разрешено строительство многоэтажных деревянных домов, активизировалось строительство общественных зданий и иных общественных сооружений. В результате сегодня в этой стране на дерево приходится свыше 90% нового строительства, причем не только жилых домов. Можно отметить крупный деревянный концертный зал Sibeliustalo в городе Лахти и самый длинный в Европе деревянный мост.

Более того, в Евросоюзе сейчас реализуется программа «Деревянная Европа», согласно которой к 2020 году доля деревянных объектов в общем объеме малоэтажного жилого фонда должна превысить 80%.


Потерянное величие


У нас дерево тоже когда-то было основным строительным материалом. Из дерева строились жилые дома, церкви, хозяйственные постройки, даже укрепления.
Из дерева строились жилые дома, церкви, хозяйственные постройки, даже укрепления


Из дерева строились жилые дома, церкви, хозяйственные постройки, даже укрепления

Причем деревянное строительство в свое время достигло столь высокого уровня развития, что фактически перешло на уровень «индустриального» домостроения, с типовыми проектами и сборными конструкциями.

Так, при покорении Казани в 1551 году город Свияжск был за четыре недели собран на вражеской территории буквально как конструктор из заранее заготовленных и доставленных по реке деревянных компонентов.

Посетивший Москву в 1634 и 1636 годах голштинский дипломат Адам Олеарий писал, что москвичи «легко могут обзавестись новыми домами: за Белой стеной на особом рынке стоит много домов, частью сложенных, частью разобранных; их можно купить и задешево доставить на место и сложить».

Позднее, в 1778 году, английский путешественник Уильям Кокс отмечал: «Рынок… представляет собой целую массу готовых деревянных домов самого разнообразного вида. Покупатель, являясь на рынок, объявляет, сколько хочет иметь комнат, присматривается к лесу и платит деньги. Со стороны покажется невероятным, каким образом можно купить дом, перевезти и поставить его в одну неделю, но не следует забывать, что здесь дома продаются совершенно готовыми срубами, так что ничего не стоит перевезти их и собрать вновь».

Дерево послужило основным строительным материалом и при восстановлении Москвы после пожара 1812 года.

Увы, золотой век русского деревянного домостроения далеко в прошлом. В качестве основных строительных материалов ныне преобладают кирпич и железобетон, дерево на их фоне едва заметно. Так, общий объем ввода нового жилья в России в 2014 году составил 84 млн кв. м, а на деревянное домостроение пришлось менее 5 млн кв. м. Причем львиная доля этих деревянных домов была построена самостоятельно, на деревянные дома заводского изготовления пришлось всего лишь 212 тыс. кв. м общей площади (см. график 1):

основой жилищного фонда нашей страны стали кирпичные или железобетонные многоквартирные многоэтажки

Фактически деревянное домостроение в России за исключением отдельных регионов к началу XXI века превратилось в элитный нишевый продукт для состоятельной прослойки граждан. Печально для страны, некогда славившейся деревянным зодчеством.
 

В окружении проблем


Из всех развитых стран Россию сейчас отличает потрясающе низкая обеспеченность граждан жильем — менее 24 кв. м на человека по данным на 2014 год (см. график 2):
стимулировать развитие деревянного домостроения в России на начальном этапе станет государственный заказ

Порядка 100 млн кв. м жилья относится к ветхому и аварийному. Президент Владимир Путин поставил задачу: для удовлетворения спроса на жилье строить к 2020 году не менее 1 кв. м на человека в год — но строительная отрасль пока и близко не подошла к этому показателю.

Казалось бы, самое разумное в данной ситуации — присмотреться к мировому опыту, сделав ставку на малоэтажное домостроение, в первую очередь деревянное. Но это не сделано. Почему?

«Наши нормы позволяют построить только очередное Бирюлево, очередной социалистический микрорайон. Возьмем дорогу. Дома от нее надо отнести на 24 метра — там тротуары, какая-то зелень. Два раза по 24 — это почти 50 метров. В результате получается широченный Новый Арбат. Это может быть уместно где-то в центре мегаполиса, но у нас такие дороги получаются даже в небольших поселениях», — сказал в свое время архитектурный критик, член Архитектурного совета Москвы Григорий Ревзин.

И, разумеется, дерево в концепцию высоток не укладывается: максимальная высота деревянных домов в России существующими нормами ограничена тремя этажами.

Член Национального агентства малоэтажного и коттеджного строительства, заместитель директора по экономической политике и развитию группы «Полипластик» Алексей Головачев отмечает: «СНиП — это документ советского прошлого, который и сегодня применяется в расчетах проектировщиками всех мастей. Их необходимо актуализировать и адаптировать к новым материалам и технологиям в строительстве в целом. И крайне желательно не бюрократизировать этот процесс, а раз в три года проводить мониторинг и внедрять инновации».

С другой стороны, всплывают проблемы самого лесопромышленного комплекса, который у нас сейчас ориентирован на экспорт продуктов низкого передела (свыше 50% экспорта — лес-кругляк) и импорт продуктов конечной переработки (как те же компоненты деревянного домостроения).

По словам заместителя министра промышленности и торговли России Виктора Евтухова, в России чрезвычайно низкий показатель добавленной стоимости на единицу заготовленной продукции:

«Мы отстаем не только от ведущих лесопромышленных держав, которые производят конечную продукцию. На первом месте Германия, далеко от нас, в 13 раз мы ей уступаем. Китай, Австрия, США, Финляндия, Швеция… Но и от тех стран, которые специализируются на первичной переработке лесных ресурсов на экспорт, — Новой Зеландии, Бразилии, Канады — мы тоже отстаем».

Более того, даже попытки развивать в России лесной комплекс натыкаются на чрезвычайную зависимость от подорожавшего при слабом рубле импортного оборудования.

«У нас доля импорта колесных лесозаготовительных машин, форвардеров и харвестеров, в 2015 году составила практически 100 процентов, — продолжает Виктор Евтухов. — Есть производство лесозаготовительной техники в России, но цифры довольно смешные. Если “Альтайсельмаш” произвел 12 единиц техники, то абаканский и онежский заводы — по восемь единиц. Что касается деревообрабатывающего оборудования, то в 2015 году рынок составил 38,7 тысячи штук. Это почти в два раза ниже показателя 2014 года. И более 80 процентов деревообрабатывающего оборудования, которое покупается в России, — это импорт».

Впрочем, в перспективе до 2020 года Минпромторг ожидает увеличения рынка лесозаготовительной техники до 1000 штук в год (почти вдвое) и уменьшения доли импорта до 70%.

Кроме того, на развитие деревянного домостроения в России оказывает влияние ситуация в отрасли. Профессор географического факультета МГУ Михаил Казьмин рассказывает: «Заготовители древесины сейчас не заинтересованы в ее глубокой переработке. Это комплексная проблема, характерная для всей отрасли. Не секрет, что в стране отсутствует учет и контроль за лесозаготовкой и переработкой древесины, и в условиях, когда незаконные рубки, по разным оценкам, составляют около половины официальных данных, лесозаготовители заинтересованы в быстрой реализации древесины, не утруждая себя ее переработкой. Поэтому начать надо с наведения порядка в лесозаготовительной отрасли».

Со своей стороны заместитель руководителя Федерального агентства лесного хозяйства Михаил Клинов отмечает: «Незаконная заготовка древесины действительно дешевле — не надо платить налоги, делать отчисления в социальные фонды. Но все это с оговоркой “если не поймают”. В противном случае кроме вопроса экономической эффективности возникает административная и уголовная ответственность. Что лучше — решают граждане».

По словам г-на Клинова, производство товаров из древесины имеет более длительный цикл и требует более длительного оборота средств, а значит, необходимо привлекать кредиты, что при нынешних процентных ставках существенно снижает рентабельность производства. Но государство старается компенсировать переработчикам эти потери, не взимает пошлины при экспорте, в отличие от круглых лесоматериалов, без аукционов и с 50-процентной ставкой выделяет лесные ресурсы, субсидирует ставки по кредитам.

Большую проблему для деревянного домостроения представляет слабость лесовосстановления в России. «Мы сегодня за лесом бегаем, — говорит Александр Хлопонин. — Куда шишка упала — туда мы за ней побежали. Хорошо еще если это европейская часть. А если это Сибирь, то у нас лес уходит все дальше на север, а это значит, что нам нужны лесовозные дороги. Лесовозных дорог не хватает, в бюджете денег нет — мы начинаем сплавлять по рекам. По рекам сплавил — надо сушить. В результате стоимость возрастает и эффективность никакая».

В самом деле, объем искусственного лесовосстановления в России в прошлом году составил всего лишь 182 тыс. га. Причем позитивной динамики нет — год от года ситуация только ухудшается (см. график 3):

Деревянное строительство, вне зависимости от его разновидности, имеет ряд преимуществ
Скажем, в 2000 году было посажено 263 тыс. га лесов, а в 1992-м — 447 тыс. га.

И наконец, еще одну проблему представляет слабая работа со сбытом.

Первый заместитель министра сельского хозяйства России Евгений Громыко рассказывает: «Когда я первый раз построил дом, тридцать лет назад, я мог купить финский домик. Сейчас в Краснодарском крае, в Ставропольском крае, в Ростовской области, в Воронеже — на Юге России — купить подобное сооружение нельзя, его нет. Доски везде — в каждой станице, в каждом хуторе лесоторговая база. Там доска, брус. А жилье купить нельзя, домик собранный. Люди строят сотни тысяч домов, лезут опять в кирпич, бетон, при этом домостроительные фабрики загружены сейчас на 30 процентов».

График 4: Доля ввода малоэтажного жилья:

Доля ввода малоэтажного жилья
 

Запустить в 2017-м 


Значит ли это, что перспектив у малоэтажного деревянного домостроения в России нет? Вовсе нет. Алексей Головачев рассказывает: «Доля рынка малоэтажного жилья в обозримом будущем может существенно вырасти. Это связано с миграцией населения из мегаполисов. На сегодня цифра низкая: примерно 15–20 процентов уехало в пригород, по причине роста тарифов, проблем с управляющими компаниями, общедомовыми сборами и так далее. Мы все сейчас в условиях непростых, все считают деньги, и люди готовы оплачивать собственные участки и потребляемые ресурсы, в большинстве случаев за пределами городской инфраструктуры это дешевле на 30–50 процентов». Алексей Головачев считает, что не менее 30% сегмента малоэтажной застройки придется на деревянное домостроение.

По словам Виктора Евтухова, «к мерам стимулирования потребления продукции лесопромышленного комплекса мы относим необходимость изменить нормы и правила возведения зданий и сооружений на основе древесины, позволяющие увеличить этажность. Мы хотели бы увеличить к 2030 году добавленную стоимость на кубометр заготовленной древесины в два с половиной раза, до уровня Финляндии и Швеции».

Отметим, что в ноябре прошлого года Минстрой России уже предлагал ввести специальную ипотеку для стимулирования развития деревянного домостроения. Например, сообщается, что в России получили земельные участки под застройку или стоят за ними в очереди 36 тыс. многодетных семей. При появлении соответствующей ипотеки это относительно платежеспособный спрос не менее чем на 3,5 млн кв. м жилья, которое может быть деревянным.

«Нам нужно пройти за короткое время очень большой путь, — говорит Александр Хлопонин. — Во-первых, сертифицировать. Во-вторых, внести изменения во всякие наши — ужасные, я не люблю их — СНиПы, всякие нормы строительные. В-третьих, надо перейти к проектированию. Если сегодня нам удастся совместно с представителями компаний, которые занимаются домостроением, показать типовые проекты, которые были бы конкурентоспособны с точки зрения цены и качества, то колоссальный объем бюджетных ресурсов можно было бы направить на деревянное домостроение. Это вообще стимулирующий инструмент для развития лесопереработки. Международный опыт говорит, что именно жесткое государственное регулирование стимулировало и развивало отрасль. Задача стоит отработать так, чтобы с 2017 года запустился этот проект».

Источник: cтатья из журнала Эксперт, май 2016, "
Лицом к лесу", автор Сергей Кудияров.
 

23.06.2016
К другим новостям магазина